Подходы к ESG-трансформации в аграрной и пищевой промышленности
На площадке «Коммерсантъ Юг России» прошла конференция «Устойчивое развитие АПК. Здоровые продукты как инструмент повышения конкурентоспособности», в рамках которой Алексей Праздничных, партнер Strategy Partners, в своем выступлении «Подходы к ESG-трансформации в аграрной и пищевой промышленности» рассказал об основных драйверах ESG-трансформации в мире и России, какой эффект от реализации ESG-проектов получают компании сектора АПК, какие факторы способствуют и препятствуют внедрению практики ESG в сельском хозяйстве и пищевой промышленности.
Принципы ESG (экология, социальное развитие и управление) становятся одним из основных приоритетов глобального стратегического развития агропромышленного комплекса. В последние годы концепция «зеленого», «климатически ориентированного» сельского хозяйства во всем мире приобретает все большее влияние.
Компании агропищевой промышленности реализуют стратегии устойчивого развития под влиянием 5 ключевых групп интересов: потребителей, государственного регулирования, инвесторов, сотрудников компании и общественных организаций.
В мире основные драйверы ESG-трансформации компаний в АПК связаны с 3 группами стейкхолдеров — потребителями, регуляторами, инвесторами.
Большая доля потребителей в мире при выборе товара или услуги учитывают ESG критерии. Например, 75% потребителей согласны платить больше за органические или натуральные продукты. Многие готовы изменить свои потребительские привычки, чтобы сократить вред экологии и обществу 一 73%. В ответ на изменение потребительских предпочтений компании наносят на продукцию ESG маркировку, иногда только «эко» маркировку.

Со стороны государственного регулирования в развитых странах введены высокие штрафы и налоги за вред экологии и обществу, что является важным стимулом для компаний. В Гонконге, в частности, за нарушение условий безопасности сотрудников предусмотрен штраф в 500 000 гонконгских долларов, что составляет приблизительно пять миллионов рублей. Каждый год появляются новые инструменты, ужесточающие требования, например, с 2023 г. в ЕС планируют введение углеродного налога на импорт.

Инвестирование в ESG растёт быстрее, чем традиционное: совокупная стоимость активов, управляемых в соответствии с ESG-принципами, с 2006 по 2020 год выросла в 16 раз. С 2017 года вырос объём выпуска ESG-облигаций в 34 раза. ESG кредитование увеличилось на 70% с 2015. Доля АПК в ESG кредитовании мире — 5% (топ-5 отраслей). Через два года 77% институциональных инвесторов не будут покупать акции компаний, не соблюдающих принципы ESG.
Также на трансформацию компаний влияют сотрудники, общественные организации и СМИ. 58% работников оценивают ESG-вклад потенциального работодателя. Люди готовы выходить на протесты против компаний, нарушающих их права — как это делали работники Nestle для повышения оклада в Германии.

В России сегодня сравнительно активную ESG позицию занимают только потребители, при этом уровень влияния ниже, чем в мире.
По данным опроса Strategy Partners, российские потребители, как и в развитых странах, предъявляют высокие требования к компаниям в части экологичности продукта. 67% потребителей в России готовы переплачивать за социально и экологически ответственные товары и услуги, но основная мотивация 一 забота об окружающей среде (65%) и о собственном здоровье (62%), а не забота об обществе в целом.
Со стороны регуляторов позиция пока не такая сильная, как в развитых странах. Сегодня обязательной ESG-отчётности в России нет, Федеральный Закон «О публичной нефинансовой отчетности» только обсуждается. По результатам опроса, проведённого Strategy Partners, только 5% сельскохозяйственных компаний сегодня публикуют ESG-отчётность (хотя в будущем планируют публиковать отчётность ещё 33% компаний).
В России регулярно ужесточаются ESG требования к компаниям (например, по обращению с отходами, охране труда, коррупции), при этом размер наказания не создает реальных стимулов для компаний. В РФ нет и пока не обсуждаются ESG требования к госзакупкам. С 2022 г. в РФ будет регулироваться допустимый объем выбросов CO2 крупными компаниями, в 2021 г. уже начат эксперимент в 3 субъектах РФ.

Как и в мире, ESG инвестирование в РФ растет быстрыми темпами, но пока объем таких инвестиций все еще мал. ESG облигации составляют всего 0,15% рынка корпоративных облигаций РФ. Только 20% российских инвесторов при покупке акций учитывает ESG факторы в оценке компании.
Но сегодня активно создаются «зеленые» финансовые инструменты влияния.
7 из 12 системно значимых банков РФ уже выдавали ESG (зеленые) кредиты, с привязкой ставки к ESG показателям.

Согласно анализу Strategy Partners, при выборе места работы для россиян важно, чтобы работодатель защищал интересы работников. 69% россиян считают важным наличие социального пакета при выборе нового места работы. Также важными факторами являются: оплата обучения (49%), полис ДМС (35%). Остальные направления ESG (Environmental, Governance) не являются значимыми.

В России общественные организации, движения и медиа пока почти не интересуются темой ESG и не требуют от компаний соблюдения принципов ESG. Однако в последние 2 года в РФ появились ESG рейтинги компаний, например, ESG-рэнкинг российских компаний от RAEX.
Готовы ли потребители платить за «устойчивую» продукцию

По данным опроса Credit Suisse Emerging Consumer Survey 2021, более 80% потребителей в развивающихся странах отметили среднее и значительное влияние заботы об окружающей среде на их потребительские предпочтения.
В России около 45% потребителей отметили, что забота об окружающей среде не влияет на их потребительские предпочтения.
В Индии, Турции, Бразилии отмечают значительное влияние заботы об окружающей среде на потребительские предпочтения. Если сравнивать Россию с другими развивающимися странами, то в России только 5% опрошенных отметили, что забота об окружающей среде значительно влияет на их предпочтения. «Это хороший стимул для государственной политики по стимулированию устойчивого поведения потребителей», 一 отметил Алексей Праздничных, партнер Strategy Partners.
Источник: Credit Suisse Emerging Consumer Survey 2021
Пандемия COVID-19 способствовала увеличению стремления населения в развивающихся странах к здоровому образу жизни, в частности, здоровой еде. Затраты на здоровую еду выросли среди молодого и более старшего поколения более, чем у 50% потребителей в развивающихся странах, кроме России. Изменение потребительских предпочтений окажет положительное влияние на производителей органической еды, продуктов без содержания сахара, производителей воды и полезных напитков. Отрицательное влияние будет оказано на производителей продукции с высоким содержанием сахара, соли и жиров, алкогольной продукции, производителей сигарет.

Источник: Credit Suisse Emerging Consumer Survey 2021
Главный эффект от реализации ESG проектов компаниями сектора АПК — рост выручки и новые бизнес-модели

Можно выделить три уровня эффектов, которые может получить компания, соблюдающая принципы ESG:
  • снижение рисков, репутация
  • сокращение затрат и повышение производительности
  • рост выручки и новые бизнес-модели.
«На разные отрасли ESG влияет по-разному. Если сравнивать агропищевой сектор с другими секторами, то в АПК реализация стратегии устойчивого развития дает стратегически важные эффекты 一 это появление новых бизнес-моделей, разработка новых продуктов, рост доли рынка и ценовая премия за ESG-бренд. Для агропищевой промышленности ESG повестка 一 это не просто повестка, связанная со снижением рисков и улучшением репутации, а существенные стратегические выгоды, на которые необходимо ориентироваться», 一 отметил Алексей Праздничных.

Компании в сельском хозяйстве реализуют инициативы по всем блокам ESG и портфель инициатив, в целом, совпадает с актуальными для отрасли направлениями ESG-развития


По данным исследования Strategy Partners, важность E-направления оценивают 70% компаний. Приоритетными целями выступают
переработка и сокращение объема отходов (реализуют 80% компаний) и
увеличение энергоэффективности (77%).
Важность S-направления оценивают 74% компаний. Выделяют 2 основных цели:
  • развитие навыков и компетенций сотрудников, которую реализуют 96%;
  • предоставление достойной оплаты труда сотрудников 一 реализуют 92%.
Важность G-направления оценили 72% компаний. Реализуют основные цели в сокращении рисков для бизнеса (90%) и контроль за соблюдением этики (80%).

Текущие приоритеты компаний пищевой промышленности немного шире отраслевой повестки, в дополнение к актуальным для отрасли направлениям 一 сокращение выбросов, переработка отходов, охрана труда и развитие управляющих органов

Важность E-направления отмечают 71% компаний пищевой промышленности. И среди основных целей отмечают увеличение энергоэффективности, сокращение выбросов прочих опасных веществ, переработка и сокращение объема отходов, более разумное использование водных ресурсов. Эти цели реализуют 87% компаний
Важность S-направления отмечают 77% компаний. В приоритете цели по развитию навыков и компетенций сотрудников, предоставлению достойной оплаты труда сотрудников и улучшению условий и охраны труда.
Важность G-направления называют 71% компаний. Основные цели 一сокращение рисков для бизнеса, контроль за соблюдением этики, повышение компетентности управляющих органов, противодействие коррупции, лоббированию интересов.

Сдерживают ESG трансформацию в сельском хозяйстве нехватка понимания экономических эффектов от реализации ESG проектов и дефицит финансовых ресурсов.

По данным исследования Strategy Partners о готовности российских компаний к ESG-трансформации, к основным барьерам сельскохозяйственные компании относят:
  • Недостаток данных об экономических эффектах проектов в области ESG 一 отмечают 63% опрошенных компаний;
  • Нехватка внутренних или внешних финансовых ресурсов 一63%;
  • Недостаток компетенций у сотрудников в теме ESG / устойчивого развития 一 53%
  • Непонимание преимуществ проектов в области ESG 一 42%;
  • Отсутствие четкой стратегии в области ESG в компании 一 32%;
  • Отсутствие доступа к зарубежным технологиям в области ESG 一 11%;,
  • ESG не является приоритетом для руководства и/или собственников компании 一 5%.
Результаты оценки готовности компаний к ESG-трансформации по наличию стратегии, центра компетенций и отчетности, показали, что только у 6% компаний есть ESG-стратегия. ESG-отчетность составляют и публикуют 5%, и пока нет компаний, в которых есть единый центр компетенций или отдел по направлениям ESG.

Сдерживают ESG трансформацию в пищевой промышленности непонимание экономических эффектов от ESG проектов и нехватка финансовых ресурсов.

Среди ключевых барьеров для ускорения ESG трансформации компаний пищевой промышленности отмечают:
  • Недостаток данных о экономических эффектах проектов в области ESG 一 50%;
  • Нехватка внутренних или внешних финансовых ресурсов 一 50%;
  • Непонимание преимуществ проектов в области ESG 一 17%;
  • Отсутствие четкой стратегии в области ESG в компании 一 17%
  • ESG не является приоритетом для руководства и/или собственников компании 一 17%.
«Когда идет обсуждение ESG-повестки, говорят больше о рисках и проблемах. Но, на самом деле, ESG 一 это не столько проблемы, сколько новые возможности для агропищевого сектора. Потребители готовы платить за новые качественные атрибуты. Поэтому важно сместить фокус с решения проблем управления рисками до понимания того, какие есть новые возможности и как агропищевой сектор может заработать больше, создать больше рабочих мест на волне ESG трансформации», 一 отметил Алексей Праздничных.