Кто на новенького? Как цифровизация меняет рынок труда

Photograph: Lee Scott / Unsplash

Последний год кардинально поменял рынок труда. Во многих сферах наблюдается усиление автоматизации и одновременно — дефицит сотрудников. Компаниям приходится решать задачи не только по поиску, но и по обучению персонала навыкам, которые будут актуальны в ближайшую пятилетку.


Время сотрудников


«Уже в прошлом году мы видели аномальную тенденцию на рынке труда, которая усилилась в 2021-м: все нанимают персонал. С января спрос на людей вырос на 44%, при этом активность соискателей значительно ниже», — говорит Юлия Сахарова, директор HeadHunter по Северо-Западному региону.

По данным HeadHunter, если в мае 2020 года на одну входящую вакансию появлялось 10-12 новых резюме, то в мае 2021 года их было всего 3-4 при норме в 5-6 резюме на место.

Самыми пострадавшими отраслями, по словам Юлии Сахаровой, оказались туристическая, а также HoReCa — гостиницы и рестораны: в мае прошлого года они никого не нанимали, и люди активно искали работу и не находили ее, зато теперь ситуация ровно противоположная.

«Не нужно забывать и про отрицательную демографию, в которой мы находимся уже несколько лет. Сегодня она усугубляется сильным миграционным оттоком и ростом смертности», — отмечает Юлия Сахарова.

Кроме того, рынок труда стареет. По данным Росстата, молодых людей 20-24 лет в 2020 году фактически в 2 раза меньше по сравнению с 2010 годом, а количество 25-29-летних на 20% ниже. При этом ситуация в ближайшие 5-10 лет будет усугубляться: возрастные когорты 10-14 и 15-19 лет также очень немногочисленны.

По данным экспертов, с начала года на российском рынке труда объявлено более 1 млн вакансий: 20% их них приходится на Москву, 8% — на Петербург. Активнее всего наполняются вакансии в сфере продаж и IT; нужен рабочий персонал на производство и транспорт; очень сильно требуется линейный персонал для HoReCa, а строительство по числу вакансий в 2021 году заместило медицину.

«На рынке труда наступило время сотрудников, и работодатели идут на уступки», — констатирует Юлия Сахарова. Увеличивается количество вакансий, предлагающих удаленную работу: в 2021 году было опубликовано почти 200 тыс. таких вакансий, что на 30% выше по сравнению с аналогичным периодом 2020 года.

Фактически нет трудовых резервов


Из-за нехватки профессионалов работодатели снижают требования к специалистам: по данным HeadHunter, более чем на 50% выросло количество вакансий, где не требуется опыта работы. В 10 раз увеличилось количество вакансий для самозанятых, на 36% — вакансий для подработки. Средние предлагаемые зарплаты выросли на 1-2%.

«Сегодня компании практикуют расширение географии поиска и найма персонала, не опираясь лишь на регион физического присутствия. Они ищут рабочую силу в других регионах», — отмечает Юлия Сахарова.

Что касается соискателей, то, по ее словам, каждый пятый из них выбирает удаленную работу. Также наблюдается снижение количества времени, которое соискатель готов ждать: по некоторым вакансиям ответ приходит буквально день в день.

«Трудовых резервов в стране фактически нет: уровень занятости в разных возрастных группах потолочный, а именно — от 90% у мужчин и от 85-90% у женщин. Люди трудоустроены фактически поголовно! Для сравнения: в США уровень занятости составляет около 60%, и их HR-специалисты говорят о том, что нехватка рабочей силы ощущается остро», — говорит Юлия Сахарова.

Современные тенденции на рынке труда таковы: удаленная занятость становится всё более популярной, растет спрос на подработки, расширяется география поиска сотрудников, что выравнивает заработные платы в мегаполисах и регионах.

«Российский рынок труда обладает низкой ёмкостью. Соискательская активность невысока, а значит у работодателей увеличивается конкуренция за привлечение лучших сотрудников и молодежи, а также растет важность работы с собственным брендом», — резюмирует Юлия Сахарова.

COVID-19 ускорил цифровизацию


Такова реальная ситуация на сегодняшний день. «Именно поэтому мы не имеем права не развивать цифровые компетенции, цифровые навыки, которыми должны обладать все сотрудники, включая самое нижнее звено», — убеждена Юлия Горячкина, заместитель директора по направлению «Кадры для цифровой экономики» компании «Цифровая экономика».

Она рассказывает, что уровень цифровой грамотности среди населения России сегодня крайне низок. Особенно это касается навыков работы с программным обеспечением и навыков обучения с использованием цифровых инструментов.

Проблема России еще и в том, что опыт профессионального переобучения у нас также крайне низкий. Для сравнения: в Европе опыт профессионального переобучения начинает снижаться у сотрудника только после 40-50 лет. «А в России человек готов учиться лишь в молодом возрасте, и чем становится старше, тем меньше интересуется новыми технологиями, а значит всё менее готов переходить на более сложное оборудование, автоматизационные процессы и прочее», — говорит эксперт.

Между тем, по словам управляющего партнера компании Strategy Partners Александра Идрисова, текущий глобальный кризис сформировал «новую реальность» для рынка труда: автоматизация в совокупности с COVID-19 создали для работников ситуацию «двойного разрушения», которую работник не сможет решить самостоятельно и будет вынужден уходить из современного предприятия по причине снижающейся компетенции. «COVID-19 подталкивает компании ускорять цифровизацию и автоматизацию, расширяя удаленную работу, а также ускорять реализацию программ обучения и переобучения», — говорит Александр Идрисов.

«Если раньше цифровой грамотности обучали только IT-специалистов, то теперь цифровой компонент важен для каждого сотрудника в любом секторе рынка», — считает Юлия Горячкина, отмечая, что бизнесу сегодня требуется огромное количество людей, ориентирующихся на рынке цифровых компетенций. В связи с этим сегодня реализуется федеральный проект «Кадры для цифровой экономики» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации».

Обучайся, или проиграешь


Александр Идрисов, ссылаясь на исследование Всемирного экономического форума «Будущее рабочих мест и компетенций», в рамках которого проводился опрос лидеров нескольких десятков компаний, рассказал, что изменения, связанные с последствиями пандемии COVID-19, усилили скорость и глубину распространения новых технологий, повышая уровень автоматизации.

«Если в 2020 году 67% рабочих операций выполнял человек, а 33% — машина, то через 5 лет, к 2025 году, человек будет выполнять лишь 53% операций, отдав машине 47%», — говорит он.

При этом отставание в знаниях и уровне квалификации работников останется на высоком уровне, поскольку востребованные на рабочих местах навыки в течение последующих 5 лет будут меняться, и к 2025 году компаниям потребуется переквалифицировать более 50% всех сотрудников.

Александр Идрисов рассказывает, что мировые компании планируют активно внедрять инновационные технологии. В приоритете облачные вычисления, большие данные и электронная торговля. Искусственный интеллект наиболее широко внедряют в отрасли IT, финансовых услуг, здравоохранения и перевозок. Большие данные, интернет вещей и роботы (не гуманоиды) активно внедряются в горнодобывающей промышленности и металлургии. Шифрование находится в фокусе организаций госсектора.

«Компании в России планируют внедрять в первую очередь облачные вычисления, большие данные, кибербезопасность, обработку текста, изображения и голоса, искусственный интеллект», — уточняет он.

По его словам, к 2025 году появятся новые рабочие места, но вследствие изменения разделения труда между человеком и машиной часть рабочих мест исчезнет. «Впрочем, ожидается, что за счет новых специальностей будет создано больше рабочих мест, чем сокращено из-за исчезающих».

«В течение ближайших 10 лет немалая доля созданных рабочих мест будет приходиться на совершенно новые профессии, а существующие претерпят значительные изменения. Поэтому к 2025 году в России наиболее востребованными будут навыки решения сложных проблем, способность к аналитическому мышлению и инновациям, а также к активному обучению», — говорит Александр Идрисов.

Важнейшими стратегиями, которые нужно взять на вооружение российским компаниям для решения проблем дефицита компетенций в сфере новых технологий, Александр Идрисов называет переобучение и наем новых сотрудников с новыми навыками.

«Сейчас текущие меры правительств всех стран направлены в основном на временную поддержку населения, но есть острая потребность в формировании новых инструментов, связанных с системными изменениями на рынке труда», — резюмирует эксперт.

Источник.