ИННОПРОМ: Промышленность будущего
Насколько российские компании готовы к Индустрии 4.0? Как они меняют собственные бизнес-модели вслед за изменением рынка? Какой поддержки компании ждут со стороны властей? Эти и другие вопросы, связанные с цифровизацией с точки зрения производителей технологий, их клиентов – российских промышленных гигантов, а также государства, обсудили на флагманской сессии ИННОПРОМ «Промышленность будущего: Потенциал для роста в новых цифровых технологиях и организационных моделях».

Индекс готовности российских компаний к цифровой трансформации
Президент Strategy Partners Александр Идрисов представил «Индекс готовности российских компаний к цифровой трансформации», подготовленный группой международных экспертов при участии компании специально для ИННОПРОМ. По данным опроса более 100 российских компаний, включая крупнейшие предприятия, 78% руководителей считают цифровую трансформацию своим приоритетом на ближайшие 3-5 лет. Однако готовность большинства компаний к цифровой трансформации низкая. Исследование позволяет сформулировать три ключевых вызова:
► Компании находятся на ранней стадии цифровой трансформации и в основном ориентированы на операционные аспекты.

► Уровень автоматизации производственных и административных процессов низкий, а использование цифровых технологий пока ограничивается, в основном, пилотными проектами.

► У большинства компаний нет пока ни плана реализации инициатив по цифровой трансформации, ни механизмов управления изменениями.
Цифровую трансформацию сдерживает дефицит технологических компетенций: недостаток знаний о технологиях и поставщиках и непонимание эффектов от внедрения цифровых технологий. Руководители отметили в качестве главного барьера нехватку финансовых ресурсов и отсутствие спроса, а также называют барьером дефицит кадров.
Олег Бочаров, заместитель Министра промышленности и торговли РФ согласился с выводами, с которыми участников познакомил Александр Идрисов. Он добавил: «Неожиданно у нас есть ответы на все эти вопросы, они сформированы в нормативной базе. Минпромторг ключевым образом перестраивает государственно-инновационную систему. Просветительская функция должна оставаться за государством. Нам важно поддерживать живой продукт от живого производителя, а не стимулировать огромное количество разработчиков. Чем более универсальный продукт мы создадим, тем меньше будет цена услуги на приборы, больше импульс ускорения тех процессов, которые мы должны сделать».

Новые бизнес-модели
Подрывные технологии заставляют компании менять бизнес-модели.
Как эти процессы происходят в России?

Вадим Швецов, председатель Совета директоров, «СОЛЛЕРС», отметил, что автомобильная индустрия умирает: «Всем понятно, что автомобиль превращается в цифровой сервис, и модель потребления в корне меняется. Мы должны решать проблемы наших потребителей. Наши потребители – не города, бизнесы, физические лица. Нашими покупателями будут цифровые интеграторы-агрегаторы. Поэтому нам нужно трансформироваться на 100%».

«Крупным корпорациям придётся выстраивать параллельные бизнес-процессы и бизнес-модели. Например, многие российские компании являются учредителями венчурных фондов, и работают с фондами не для того, чтобы заработать, а чтобы дать толчок собственной индустрии», – рассказал Вадим Швецов. Он призвал Минпромторг в условиях появления новых рынков обратить внимание на необходимость предупредить создание монополий.
Андрей Комаров, председатель Совета директоров, «Челябинский трубопрокатный завод», рассказал о том, что в ближайшее время главным производителем трубы будут не трубные компании, а потребители: «Мы будем предоставлять свою экосистему, инфраструктуру, свои возможности. Потребители будут заходить на наши производственные мощности и производить ту продукцию, которая им нужна, в те сроки, которые нужны, и доставлять туда, куда нужно им».

По его мнению, главный продукт сегодня – это время. Можно расширить это понятие до жизненного цикла продукта и добавленной стоимости, но в целом – это именно время. «Это толкает нашу компанию к глобальному изменению бизнес-процессов, к пониманию того, как нужно меняться. Цифровые технологии – это средства, которые мы должны использовать для трансформации компании».

Импортозамещение и геополитика
Как разногласия с другими странами могут повлиять на положение России на рынке инноваций и технологий? Как снизить эти риски для страны?

Сергей Кравченко, президент, Boeing в России/СНГ, отметил существование мифов о том, что санкции, политические разногласия могут поставить Россию на позицию второго уровня в области инноваций и технологий. Он уверен, что несмотря на конкретные риски по элементной базе и оборудованию, в целом этого не может произойти: «Будущее всего мира зависит от глобального интернета. Россия контролирует самую большую территорию в мире и самое большое воздушное пространство в мире. Страна по-прежнему является одним из лидеров по запуску искусственных спутников Земли».

Он отметил важность вопроса образования и талантов: «Если посмотреть на Кремниевую долину, становится ясно, что там много наших прекрасных умных молодых людей, зарабатывающих сотни миллионов долларов. Практически всё, что нужно государство сделало, чтобы люди не уезжали или даже возвращались. Деньги для стартапов точно в России появились».
Продолжая тему российских стартапов, о работе Фонда «Сколково» рассказал его вице-президент, исполнительный директор Кластера передовых производственных технологий Алексей Беляков: «Более миллиарда долларов ежегодно генерирует экосистема Сколково. Это компании, которые когда-то были стартапами, а сейчас сформировали довольно устойчивый бизнес и работают с гигантами. Для каждой из присутствующих здесь компаний можно привести десятки примеров успешного взаимодействия». Крупные корпорации обращаются в Сколково в поисках технологий, которые могли бы не только оптимизировать процессы, но и трансформировать бизнес-модель.
Антон Мальков, член правления, «Корпорация Галактика», считает необходимым освещение процессов цифровизации: «В цифровизацию пока ещё верят мало потребителей, а в цифровизацию на базе отечественных технологий – еще меньше. Чтобы в эту возможность поверили, нужен монитор цифровой трансформации, который позволит показать кейсы, делиться опытом реализованных проектов. Возможно, стоит создать лаборатории цифровой трансформации, которые бы позволили отечественным компаниям показать свою эффективность».
Андрей Комаров назвал «Челябинский трубопрокатный завод» «чемпионом мира по импортозамещению»: «Сегодня в трубах любого диаметра для сложных технологических задач практически нет импорта на территорию России. Мы за 8 лет построили новую промышленность, создали новые рабочие места. Мы производим продукцию для экспорта – «Северный поток 2» наполовину построен российской промышленностью».
Вадим Швецов поднял тему программного обеспечения. Он считает, что софт должен быть российский, и из-за его отсутствия могут возникнуть проблемы в будущем. Он предложил создавать центры, партнёрские компании, чтобы добавленная стоимость формировалась в стране.

Обмен данными между игроками
Предприятия генерируют огромное количество данных, но не всегда делятся ими с другими игроками. Возможен и рационален ли такой обмен?

Андрей Филатов, генеральный директор, SAP СНГ, рассказал, что на многих предприятиях проекты в области автоматизации называют «цифровизацией». Но если автоматизация нацелена на бизнес-процесс, то цифровизация имеет более широкий смысл. Речь об экосистеме, об изменении бизнес модели: «Если не перестраиваться и не переходить в новые бизнес-модели, можно уйти с рынка». Данные важны, так как без них невозможна работа искусственного интеллекта. Сегодня взаимодействия между игроками отдельных рынков нет в плане формирования массивов данных, и в этом способен помочь регулятор.

Сергей Кравченко, Boeing, отметил, что в ряде отраслей обмен данными осуществляется уже сейчас – это касается медицины и авиастроения, то есть областей, связанных с безопасностью жизни людей. Евгений Филатов, «СКБ Контур», считает, что обмен данными должен происходить открыто. И важно при этом не создавать монополии ни на данные, ни на процессы.