ИННОПРОМ 2019. Цифровое производство: интегрированные решения
В книге Генриха Альтшуллера «Найти идею», впервые изданной в 1986 году, содержится следующая цитата: «Для повышения эффективности действия телеги надо автоматизировать рабочее место возчика, снабдить его магнитофоном для воспроизводства монолога «Ну, залётные, живей пошли», установить мощную ЭВМ, в союзе с которой возчик будет определять оптимальный режим бега коней».
Андрей Шолохов начал пленарную сессию «Цифровые инновации: особенности интеграции технологий на предприятиях» на ИННОПРОМ с вопроса: «Может, не стоит определять оптимальный режим бега коней, причём в союзе с мощной ЭВМ, а просто переходить на новые технологии?» Этот вопрос был адресован и к интеграторам, и к вендорам, и к клиентам.
НОВЫЕ РОЛИ

Новые технологии меняют роли корпораций, вендоров, системных интеграторов и правительства, а требования участников рынка друг к другу растут.
Александр Либеров, президент Siemens в России, отметил, что цифровизация и автоматизация – не самоцель, а способ увеличить эффективность предприятия и повысить конкурентоспособность. Основной фокус в компании видят в цифровых двойниках: за счёт внедрения цифровых двойников на всём жизненном цикле – это разработка, производство, эксплуатация, сервисное обслуживание – достигается повышение эффективности на 40-90%. Кроме того, превентивный сервис основных узлов позволяет сэкономить заказчику средства, а компании – улучшить логистику: «В итоге повышается удовлетворённость конечного клиента». Либеров отметил, что цифровизация возможна везде – как в нефтегазовой отрасли, так и в животноводстве. С помощью установления чипов коровам можно отслеживать, какой корова даёт надой молока в зависимости от изменения поведенческих особенностей: Такие простые, на первый взгляд, смешные решения с помощью дигитальных технологий приносят экономический эффект».
Олег Бочаров, Заместитель Министра промышленности и торговли РФ, рассказал о задачах ведомственного проекта «Цифровая промышленность»: создание регуляторной среды, стимулирование разработки цифровых платформ и стимулирование их внедрения. «Мы создаём платформу из стандартов и постановлений, которые позволят информационным системам развиваться. Мы предложим предприятиям вместе с коллегами оценить, насколько они цифровые, насколько могут быть эффективными решения. Нам нужно сконцентрироваться также на том, чтобы средний менеджмент не был противникам цифровой трансформации. Кроме того, нам нужно сконцентрировать средства, которые даёт национальный проект «Цифровая экономика», и выделить из множества решений лучшие и самые эффективные».

Компании-разработчики новых решений получат поддержку от Минпромторга. В рамках поддержки средства будут выделяться не самим разработчикам, а предприятию, которому возместят затраты на внедрение: «Так предприятие не будет выводить деньги из оборота и брать кредиты, а получит средства».
Михаил Лифшиц, председатель совета директоров, «РОТЕК», рассказал о том, что внедрение физических моделей сократило время проектирования турбины в два раза. Он привёл в пример недавний проект компании: небольшая турбина для мусоросжигательного завода, состоящая из 24 тысяч частей, каждую из которых нужно спроектировать, была разработана за полгода и отдана заказчику ещё за два месяца, при этом в обычном режиме на такой проект ушло бы около полутора лет.

Так технологии, которые обеспечивают прозрачность, меняют схему поведения участников рынка: люди, которые были незаменимы, оказываются в другой среде. Турбину необязательно открывать, чтобы проверить её состояния – она сама сообщает о нём. Это может не радовать не только технических сотрудников, но и тех, кто закупает комплектующие по каким-то своим соображениям.
Евгений Сударкин, генеральный директор системного интегратора PROF-IT GROUP, рассказал об изменении требований к интеграторам. Теперь клиенты всё чаще ставят бизнес—задачи, а развитие компетенций иногда гораздо важнее технологий.

Если раньше интегратор был связующим звеном между заказчиком и компанией, решение которой будет использоваться, то сейчас им необходимо связывать не только софт и IT-инфраструктуру, но и предлагать решения по интеграции промышленного оборудования. Компания ищет и анализирует кейсы и конкретные технологии, типовые задач, референсы и бенчмарки того, как конкретные решения смогут повысить KPI бизнеса.

В части повышения квалификации сотрудников своих компаний-клиентов PROF-IT GROUP готовят программы обучения. С учётом того, что сейчас клиенты всё чаще ставят интеграторам бизнес-задачи, компании нужны партнёры, способные помочь делать комплексные предложения для клиентов, делать обновления в стратегии: «Поэтому такие сотрудничества, как с компанией Strategy Partners, для нас важны. Мы видим синергетический эффект с обеих сторон».
Алексей Нестеров, директор по ERP-решениям, «1С», рассказал о замеченных сложностях в интеграции: «Многие компании запускают пилотные проекты по цифровизации, добиваются результатов, но испытывают сложности с интеграцией различных программных продуктов. Мы поддерживаем такую концепцию: с одной стороны развиваем 1С-предприятие, с другой – делаем её максимально открытой с интеграцией как с оборудованием, так и с различными программными продуктами».
Анастасия Морозова, генеральный директор, Autodesk в России и СНГ, отметила кардинальное изменение роли вендора в цифровой трансформации. Вендор должен менять рынок, открывать новые рынки для клиентов, но его собственных ресурсов для этого недостаточно. Компания несколько лет назад собрала клуб BIM-лидеров, который сначала насчитывал 15-20 отраслевых экспертов, а затем разросся до более 50 компаний. Совместно с экспертами был создан документ, сделанный по принципу открытого кода: он включает в себя открытость работы с цифровыми данными на разных этапах жизненного цикла строительных объектов: «И наши конкуренты могут использовать этот продукт и менять наши программные решения на свои». За четыре года этот стандарт, призванный изменить рынок, скачали более 100 тысяч раз.
Денис Романов, коммерческий директор компании «Диалог», которая входит в группу Сбербанка, рассказал о разработанной коммуникационной платформе: «Внутренний корпоративный мессенджер – это история про безопасность, импортозамещение и эффективные коммуникации. Наши заказчики – крупные госкорпорации уровня РЖД, «Почты России», «Газпромнефть». Мы работаем с МЧС, где прежде всего решаем задачи оперативных оповещений в сложных экстренных ситуациях. Также с рынком b2b – например, с крупной розничной сетью электроники в России. Мы позиционируем себя как вендора и стараемся подключать интеграторов, экспертов, которых мы обучаем и сертифицируем. Через них осуществляется большинство продаж».
ГРАНИЦЫ ПРОЗРАЧНОСТИ

Компании генерируют огромное количество информации, которая затем обрабатывается за её пределами – с помощью, например, SaaS решений.

Таким образом, данные находятся в облаке, и это не только техническое состояние предприятия, но и вся его экономика, отметил Михаил Лифшиц: «Мы говорим о фантастической прозрачности. В какой момент мы перейдём в тему информационной безопасности в чистом виде или в манипуляцию рынком, связанную с имеющимися у операторов данными? Есть понимание этих границ разумного с точки зрения интеграции?» Он добавил, что государство может удерживать риск в рамках разумного, заниматься не только регулированием, но и нивелированием рисков внедрения.
Андрей Суворов, руководитель по развитию продаж систем защиты критической инфраструктуры, Kaspersky Lab, отметил, что компаниям не удастся монопольно владеть данными: «Если я произвожу двигатель или привод, у меня есть поставщики и есть те, кто может быть либо партнёрами, либо покупателями, то я делаю сервисы и для первых, и для вторых и сообщаю им: работайте с моей компанией, потому что вы будете видеть всю цепочку прозрачно. В этой экосистеме должна быть доверительная партнёрская сеть».

Также представитель Kaspersky Lab отметил, что тема киберугроз становится всё более важной. По данным отчётов Всемирного экономического форума она почти сравнялась по рейтингу с естественными катастрофами. Сейчас компании, использующие промышленный интернет вещей, недооценивают источники своей уязвимости: «Многие непохожие на компьютеры устройства являются компьютерами – это, например, контроллеры и видеокамеры. Все они имеют уровень защищенности гораздо меньше, чем обычные компьютеры. Злоумышленниками могут использовать их в том числе для изменения технологических процессов с помощью атаки. Не надо атаковать компьютеры сейчас – есть другое «слабое звено».
Андрей Духвалов – Стратегический Архитектор Лаборатории Касперского, руководитель Департамента Перспективных Технологий, задал вопрос из зала и вновь поднял вопрос о том, где находится граница открытости: «Сегодня у предприятий есть выбор – или использовать цифровые технологии и быть конкурентоспособными, или перестать быть эффективными. С другой стороны, цифровизация предполагает огромное количество внешних связей. В Лаборатории Касперского мы пришли к тому, что о безопасности нельзя говорить отдельно от бизнеса – от разработки, проектирования, архитектуры. Если раньше сначала создавали эффективный процесс, а только потом думали о безопасности, то сегодня такой подход не работает. Как уважаемые коллеги относятся к тому, что информационная безопасность должна быть интегрирована в процессы с самого начала?»
Александр Либеров отметил, что невозможно обособить или закрыть технологию в одном конкретном предприятии. Это обмен информацией. Это процесс, который не может остановиться.

Михаил Лифшиц упомянул о том, что раньше были разные уравнители возможностей, начиная с «Кольта» и заканчивая атомной бомбой: «Здесь надо понимать, что информационная сфера – часть среды, в которой мы живём. Она также уязвима – как можно отравить воздух, воду и пищу, можно отравить её. Здесь функция и наша в части самосохранения, и регуляторов – государственных и международных – должны быть».
Олег Бочаров рассказал о необходимости создавать смешанные дизайнерские команды, в которых представители со стороны вендора, промышленности, микроэлектроники будут работать вместе: «Но не так, чтобы каждый у себя внутри формировал себе что-то своё. Правительству неважно, где делается этот чип, ему важно, чтобы на уровне дизайна с помощью аппаратно-программных решений были заложены все вопросы безопасности. Нам нужно сгруппироваться, чтобы иметь минимум операционной безопасности в бизнесе и государстве. Государство поддержит создание таких высокотехнологичных консорциумов. Интеллект идёт впереди всего, а интеллект наших разработчиков должен идти быстрее всего».
Михаил Лифшиц заметил, что для создания таких команд необязательно физически размещать специалистов в одном месте: «Одна из возможностей, которую даёт цифровой элемент нашей среды – быстрая мобилизация экспертных команд, их удалённое присутствие. Сегодня не надо сажать людей вместе, можно подтягивать при необходимости. Чтобы не отвлекать экспертов от основной деятельности, так как в этом случае они перестанут быть экспертами».