Андрей шолохов
Риск-профиль цифровой трансформации
В англоязычном мире в последнее десятилетие вошло в употребление прилагательное «disruptive». Его широко употребляют с со словами «технология», «бизнес-модель», «инновация» и т.д. Хорошего перевода «disruptive» на русский язык не существует.
С одной стороны, буквальный перевод означает «подрывной», «разрушающий», «нарушающий порядок вещей», но, если внимательно посмотреть на употребление «disruptive technology» или «disruptive innovation», то можно понять, что большинство употребляющих эти выражения людей подразумевают нечто необходимое или желательное.

Альтернативный перевод, наверное, был бы «прорывной», «революционный». «Disruptive» технология или инновация не только разрушает, переворачивает с ног на голову, но и создает новые рынки, способствует появлению новых игроков, дает прозорливым новаторам преимущества.

Наверное, лучшим переводом может быть термин из финансового и инвестиционного словаря «высокорисковый». Действительно, технология или инновация с высоким риском может принести рыночный и финансовый результат, но может и разрушить компанию, которая её применяет.

Цифровая трансформация многими определяется как применение некоторых модных технологий, таких, как промышленный интернет вещей, машинное обучение и «искусственный интеллект», аддитивное производство, блокчейн и др. для достижения исключительных результатов деятельности.

Ключевая проблема состоит в том, что большинство перечисленных технологий уже относятся к классу «низкорисковых», то есть их внедрение не должно вызывать особых сложностей, но и рассчитывать на существенную отдачу от них, к сожалению, не приходится.

Конечно, можно попытаться найти новый способ применения технологий «с низким риском», что может принести искомый результат, но здесь риск возникает в самом бизнес-подходе, потому что просто скопировать удачное применение в иной сфере обычно невозможно.

Например, модель продажи книг через интернет (Amazon) нельзя было полностью скопировать на модель продажи обуви через интернет (Zappos), так как обувь нужно примерять, соответственно, нужна процедура, которая позволит клиенту это делать, и при этом не уничтожит все преимущества продажи через Интернет.
Кроме того, использование финансового языка не должно вводить в заблуждение. Действительно, когда вы делаете инвестиции, то можете сформировать оптимальный портфель, где будут присутствовать инструменты, разные по уровню риска или максимально возможной доходности.

В случае же цифровой трансформации компании вопрос выбора направления изменений и ключевых инструментов реализации стоит существенно острее. Если компания пытается решить действительно сложную задачу, а возможности для инвестиций ограничены, то неправильный выбор «disruptive» инновации может оказаться фатальным.

Поэтому, определите свой риск-профиль. Для этого выполните несколько действий:

1. Сформулируйте ответ на вопрос: «каких измеримых показателей вы ожидаете от цифровой трансформации через год». Это могут быть объём продаж, размер прибыли, количество новых клиентов, оценка уменьшения расходов.

2. Определите, как эти параметры изменятся через год, если вы не будете проводить цифровую трансформацию.

3. Зафиксируйте разницу между результатами первого и второго вопросов.

4. Оцените свою готовность начать проект цифровой трансформации компании, если риск неудачного исхода оценивается как двойная разница параметров, выписанных в пункте 3.

Приведём пример. Рост объема продаж через год оценивается в 15% при успешном проекте цифровой трансформации и в 4% при инерционном сценарии. Оценка фактора цифровой трансформации – 11%. Риск неудачного внедрения проекта цифровой трансформации – потеря 22% текущего объёма продаж.

Если вы не готовы рискнуть, то, может быть, вам и не стоит начинать цифровую трансформацию?
Задать вопрос Андрею Шолохову, руководителю Центра цифровой трансформации Strategy Partners
Отправляя информацию, вы даете согласие на обработку персональных данных.