Программа корпоративной трансформации и кратного роста бизнеса «X10»
Уникальную для российского рынка практико-ориентированную программу «X10» представили эксперты компании Strategy Partners, NAUMEN и Экспонента . Программа корпоративной трансформации и кратного роста бизнеса «Х10» – это курс для собственников и топ-менеджеров, которые стремятся трансформировать свой бизнес и увидеть новые возможности развития.
Виктория Добровольская, директор программы, преподаватель, сооснователь компании «Экспонента», привела «сухую» статистику:

4. Цифровая трансформация и использование аддитивных технологий

GE Aviation повышает эффективность производства с помощью цифровизации, Lean и Asset Performance Management от GE Digital. Промышленное приложение Asset Performance Management (APM) от GE Digital позволяет контролировать состояние производственных станков и оборудования в режиме реального времени, сократить количество ручных рабочих процессов и повторных операций. Так, вместо планового технического обслуживания производители перешли к обслуживанию исходя из текущего состояния.

В результате внедрения на заводе в Бейтсвилле при производстве двигателя GE9X датчиков и меток радиочастотной идентификации (RFID) в рамках расширения применения цифровых решений и практики бережливого производства (lean) выросла производительность. При увеличении численности персонала только на 12% производство деталей для двигателя LEAP в Маскегоне выросло на 32%. Бережливое производство в сочетании с цифровизацией позволило на 60% сократить потери, вызванные дефектами производства, которые встречались у 15% произведённых деталей.

Rolls-Rоусe активно использует IoT для отслеживания состояния двигателя в ходе эксплуатации с целью повышения безопасности, сокращения расхода топлива и оптимизации расходов на ППО. Тысячи датчиков в каждом двигателе Rolls-Royce следят за расходом топлива, давлением и температурой, высотой полёта, скоростью и температурой воздуха. Данные мгновенно отправляются в операционные центры Rolls-Royce. Так с помощью интернета вещей Rolls-Royce сократил на 14% расход топлива Airbus A330, на которых установлен двигатель Trent 7000.








Третий пример — Safran, который занимается аддитивными технологиями с 2005 года, использует их в своём производстве с 2015 года, активно развивая возможности для расширения компетенций в этом направлении. В 2018 году компания заявила о строительстве собственного центра для исследований, разработок и производства деталей Additive Factory Hub — лаборатории, в которую открыла доступ представителям промышленности и науки.

Среди резидентов лаборатории — 4 института: Карно, Vallourec S.A., ONERA, AddUp и ряд других компаний. Площадь будущего центра — 12 500 м², он вместит 50 3D-принтеров и 200 сотрудников. В этом году планируется открыть кампус, посвящённый аддитивным технологиям, и обеспечить его полное функционирование к 2023 году. Сейчас Safran производит с использованием аддитивных технологий:

► топливные форсунки и смесительные головки камеры сгорания, изготовленные методом селективного лазерного плавления для газотурбинных двигателей Arrano и Ardiden 3;
  • большую часть ВСУ Saphir 4.2, полученных с помощью термоядерного синтеза в лазерном порошке;
  • узел смазки двигателя LEAP-1A (совместного производства Safran и GE) оборудование корпуса турбины для двигателей CFM56-7 (1000 деталей с января 2018 года) и Leap 1B (совместного производства Safran и GE) и др.

Цель — снизить затраты на производство двигателей на 15% и уменьшить их массу на 25% благодаря аддитивному производству. Тема цифровизации и аддитивных технологий — одна из самых значимых в авиадвигателестроении.


► 50% компаний исчезли из списков S&P 500 и Fortune 500 за последние 20 лет.

► К 2025 году выживет только 25% от сегодняшних компаний, а значит 75% захватят новички.

► 60% CEO не вовлечены в изменения компании.

► 50% компаний признают, что не поспевают за растущими ожиданиями клиентов.

Чтобы достичь высоких темпов роста, нужно стать экспоненциальной организацией. Такая организация оказывает несоизмеримо большое воздействие или обладает несоизмеримо высокой продуктивностью по сравнению с другими аналогичными организациями благодаря использованию новой организационной модели и быстроразвивающихся технологий.

Экспоненциальные организации

Евгений Кузнецов, футуролог, эксперт по инновациям, амбассадор Университета Сингулярности и Академический директор ООО «Экспонента», приводит в пример рост количества электромобилей в Европе и в мире. Сейчас в Норвегии более 50% машин – электрические, ещё 40% – гибриды, и лишь 10% работают на бензине. Это и есть экспоненциальный рост, который «ломает» правила игры.

Современная цивилизация работает по новым правилам, которые меняют привычный мир:

► Social: основные коммуникации перешли в соцсети.

► Smart: основной прибор, которым мы пользуемся ежедневно – смартфон.

► Analytics: данные позволяют анализировать и прогнозировать поведение человека, процессы.

► Cloud: ключевые вычислительные процессы и данные переходят в облака.

► Internet of Things: мир вокруг нас начинает оцифровываться и становиться единой площадкой.

Эта новая технологическая платформа растёт экспоненциально. Уже сотни миллиардов долларов она приносит только на американском рынке. Основной прирост в нематериальных формах: аналитике данных, способности прогнозировать. Взрыв дематериализованного бизнеса двигает цивилизацию.

При этом тренд на дематериализацию начался давно. В 2015 году через платформы онлайн-доставки продали блюда на $4,2 млрд, а в ресторанах обслужили людей на $6 млрд. В 2020 году продажи в ресторанах достигли $9,7 млрд, а показатель платформ онлайн доставки вырос до $15,9 млрд.

«Любой бизнес в будущем – бизнес, который будет строиться на цифровой платформе, который позволит взаимодействовать с потребителем и менять процессы через управление данными. Практически нет возможности, чтобы бизнес сохранился в предыдущей парадигме», – отмечает Кузнецов.

Виктория Добровольская рассказала, как новый темп развития технологий влияет на бизнес:

► Время от идеи до создания миллиардной компании сократилось с 10 лет до 1-3 лет.

► Классические схемы развития бизнеса больше не работают.

► Рынок захватывают экспоненциальные организации.
Цифровая трансформация и трансформация бизнес-моделей

Антон Точин, руководитель Центра компетенций «Цифровая трансформация» Strategy Partners, отмечает, что вместе с цифровой трансформацией бизнеса меняются и бизнес-модель, и организационная модель, проводится операционная трансформация.

Цифровая трансформация требует базиса – цифровой инфраструктуры. В b2c-секторе цифровизация происходит крайне быстро в первую очередь из-за взаимоотношений с потребителями. Ещё один важный компонент – трансформация кадров: и речь не только про цифровые навыки, но и про «гибкость», которая позволяет человеку работать удалённо и в офисе, с несколькими проектами. Agile-методы предполагают создание «самонаводящихся» команд, которые готовы к постоянным изменениям.

«Стали очень дешевыми технологии управления информацией, появилась возможность точечно работать с клиентами и активами. Фермер способен наносить на поле удобрения с точностью до квадратного метра, а предприятия создают индивидуальные предложения для клиентов», – отмечает Антон. Цифровые технологии дают возможность менять бизнес-модели. И когда это делают конкуренты, компании нельзя оставаться в стороне.

В моменте у предприятия может быть несколько бизнес-моделей. Компания-перевозчик может продавать билеты, одновременно создавая платформу мультимодальных перевозок. Этот подход позволяет уйти от рисков. «Но иногда нет возможности экспериментировать, а нужно делать ставку и рисковать», – считает Антон Точин.

Компании, которые «глубоко зашли в цифровизацию», выходят за рамки отраслей. Нефтегазовые компании становятся энергетическими, IT-компании – транспортными. Сбербанк уже стал b2c-платформой и теперь строит b2b-платформу.

Кратный рост российских компаний

Игорь Кириченко, технологический директор программы, эксперт по цифровой трансформации, преподаватель, CEO и член совета директоров IT-вендора NAUMEN, рассказал, что в рамках программы «X10» эксперты стараются сосредоточиться на российском рынке. Небольшие компании за 3-4-5 лет полностью переделывают старые индустрии – ритейл, ресторанный бизнес.

Такие компании показывают рост в 10 раз, что нехарактерно для других игроков. К примеру, в 2014 году выручка розничной сети «ВкусВилл» составляла 1,6 млрд рублей, а к 2019 году она выросла до 90 млрд рублей. «Додо Пицца» с 2011 года выросла до сети, включающей 576 ресторанов.

Иногда трансформироваться приходится по внешним причинам. Так, в 2012 году количество международных посылок, которые обработала «Почта России», составило 21 млн штук, а к 2019 году оно выросло до 422 млн из-за роста рынка электронной коммерции.

Как устроены эти бизнесы, что позволяет им удерживать такой рост? Почему этот рост их не разрушает? «Существует другой стиль управления, другие инструменты, которые позволяют обеспечить такой темп, – рассказал Игорь Кириченко. В 2007 году возникла методология экспоненциальной организации, которая предполагает иное мышление. Это другая ментальность компании».

Программа корпоративной трансформации и кратного роста бизнеса «X10» – это погружение в новую бизнес-реальность. За три месяца участники программы найдут новые точки роста бизнеса, спроектируют модель взаимодействия с новыми партнерами для дальнейшей экспансии и роста, разработают дорожную карту и повысят персональную экспертность. На выходе участники сформируют стратегию развития бизнеса с потенциалом роста X10 в ближайшие 10 лет.